Украина: соседи или родственники?

Номер: 

Рубрика: 

Путевой дневник

Записки о том, какая она, сегодняшняя Украина, любят ли там русских и какого цвета город каштанов в конце октября Так уж вышло, что все мы, белгородцы, немножко украинцы. Географическое соседство с «незалежной», близость к ее менталитету, местные говоры, в коих присутствуют украинские слова и обороты, заставляют нас чувствовать себя в соседнем государстве как дома. Их «взуття», «крапки», «перукарни» не вызывают ни недоумения, ни улыбки. Поэтому путешественники-любители из Белгорода часто выбирают украинские города для проведения выходных и отпусков. Я, например, в этом году совершила вояж по Украине, сделав остановки в девяти украинских городах, а неделю назад наконец доехала до матери городов (которая отец) — Киева.

ЯМЫ И КАНАВЫ

Если вы знаете о дорогах Украины только по трассе Москва — Крым, то вы вообще ничего не знаете о дорогах Украины! Когда-то я думала, что дорога Полтава-Кировоград-Тирасполь (это столица Приднестровья, граничащего с «незалежной», там они тоже немного украинцы) — страшный сон автомобилиста, потом попала на трассу Николаев — Днепропетровск (на некоторых участках вдоль до-роги так была накатана обочина, что желания испытывать машину на разбомбленном асфальтовом покрытии не возникало в принципе). Но лучший способ увидеть, какова в Украине ситуация с дорогами — поехать в Киев через Грайворон. Во-первых, этот маршрут позволяет сэкономить время — в отличие от ближней к нам Нехотеевки, на грайворонском пограничном пункте практически никогда не бывает очередей — во-вторых, здесь можно почувствовать колорит маленьких украинских городов: ямы, ямочки, ямищи, разного рода выпуклости, объезжая которые всерьез думаешь, не накатать ли обочину и тут, десятки велосипедистов самых разных возрастов (очень необычно выглядят бабушки лет семидесяти, энергично крутящие педали). Обилие велосипедистов и непривычно пустые дороги постоянно напоминают о том, как дорого в Украине быть автовладельцем: бензин ведь тут дороже нашего на треть, а зарплаты чуть ли не вдвое меньше.

В самом Киеве, конечно, бедность «незалежной» почти не ощущается. Туда ведет не просто хорошая дорога — магистраль с ограничением скорости в 130 километров.

ЗАГРАНИЧНАЯ РОДИНА

— До Софийского собора — метров триста прямо, потом выйдете из него и налево, вниз по улице, там будет Андреевский спуск, — случайно проходящий мимо дедуля в яркой куртке, увидев нас, беспомощно вертящих в руках карту, не дождавшись вопроса, стал на него отвечать. Говорил он по-русски, вернее, по-одесски, но, судя по умению читать мысли туристов, был коренным.

Опять же не выдержав паузы и не дав нам сказать «спасибо», поинтересовался, откуда мы.

— Белгород? Так ведь он же был нашим! Да и сейчас он практически пригород Харькова! — чудаковатый дедуля улыбался нам как своим.

Впрочем, мы и чувствовали здесь себя как дома: все здесь было одновременно незнакомым и родным: Киев все же мать городов русских, родственные чувства не обманешь... И климат в столице «незалежной» тот же (хотя в дни нашего пребывания Киев был теплее Белгорода на пару градусов), и даже цветущие повторно в сентябре каштаны, ставшие визитной карточкой столицы Украины, в родном городе ведут себя точно так же.

Осень, как и в Белгород, в этом году пришла в Киев рано. Если обычно в последние деньки октября украинская столица стоит в золотом наряде, то в этом году она встретила нас немножко хмурая, серая с проседью, но оттого не менее роскошная.

Здесь, на этих петляющих улицах, в этих старинных храмах, хранится многовековая история, эти холмы топтали сотни людей, чьи имена каждый русский, украинец, белорус видел в школьных учебниках.

Кстати говоря, к своей истории украинцы относятся очень трепетно. Касается это и старых домов, которые в большинстве своем отремонтированы. Зависит все, конечно, от уровня состоятельности города: в Киеве и Харькове, к примеру, в порядок приведено большинство зданий, в Одессе и Кировограде — только на главных улицах (на одесских зданиях совершенно обыденными являются таблички «Осторожно, возможно падение лепнины»).

О потрясающе живописном рельефе старинного города, о его храмах, соборах, мощеных улицах, роскошных домах можно писать бесконечно долго. О них хочется слагать стихи, сочинять песни, хочется молчать, улыбаясь. Поэтому и бурлит тут культурная жизнь. Всюду, даже на улицах. Где, если не в Киеве, в половине одиннадцатого вечера, в дождь, можно встретить одинокого саксофониста?

ПЯТНА

Можно ли в нашем городе парковаться где попало? Да нет, конечно! Сразу и инспектор объявится, и блогеры с журналистами набегут. И будешь ты и штраф платить, и машинку свою где-нибудь в «твиттере», «черном списке» или в газете какой-нибудь созерцать (добро пожаловать к нам, в рубрику «Досадные НЕмелочи»). А на Украине это нормальная практика. Впервые столкнулась с этим в Одессе: порой людям идти приходится по проезжей части, так плотненько тротуар автомобилями заставлен. Та же ситуация и в Киеве. Не решает проблему даже усиленно развивающееся строительство паркингов и подземных парковок. «Даишники», будто не замечая нарушений, преспокойно огибают оставленные в неположенных местах авто.

— Вам, белгородцам, хорошо говорить, у вас улицы вон какие широкие: и на машины, и на людей хватает. А у нас город старый, не помещаются все, — говорит мой киевский друг Олег.

В один из вечеров, прогуливаясь рядом с Радой, встретила украинских депутатов, спешащих с очередного заседания домой. И все они садились в... припаркованные на тротуаре машины. Собственно, все остальные вопросы у меня отпали сами собой.

Из любопытства осмотрела дворы в центре украинской столицы. Интересно, как выглядят их «черные списки»? Как сильно киевлян беспокоит то, что дворы Крещатика — главной улицы — местами не видели ремонта многие десятилетия и украшающие их лужи приходится буквально переплывать? Или высокий культурный уровень и ежедневное созерцание прекрасного позволяют им философски относиться к жизненным неприятностям?

ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР

В национальном художественном музее, как и в других музеях Украины, с табличками на украинском соседствуют надписи на английском — для иностранцев, коих в Киеве даже в такой нетуристический сезон видимо-невидимо. Под некоторыми картинами сохранились таблички старые, там все написано на русском.

Наш язык на Украине все сильнее вытесняется из письменной речи, русские вывески -большая редкость (не берем в счет Крым, там, кажется, вообще никто не говорит на государственном языке). Но подтверждения рассказам о том, что с русскоговорящими некоторые украинцы отказываются общаться, я за время своих путешествий не нашла.

— Есть у нас люди, которые по-русски говорить не могут, но понимают все. Чтоб отказывались с русскими общаться, даже не слышала. Туристов у нас любят очень. Некоторые города только на туристах и живут, -рассказывает другая моя знакомая Лена.

Она говорит на чистом украинском, хотя училась в русскоязычной школе. При разговоре со мной на русский не переходит, впрочем, и не нужно: мы друг друга и так отлично понимаем.

Да что мы: на радио и по телевидению совершенно обычное дело, когда ведущий задает вопросы на украинском, а отвечают ему по-русски...

ЛЮБОВЬ И РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Улицы многих городов Украины — будто музеи под открытым небом. Здесь можно не заходить в культурные учреждения, не слушать занудных экскурсоводов, а просто гулять вдоль домов, хранящих отпечаток времени. Старинные здания — это то, чего наш город по вине военного лихолетья лишен, поэтому мы невольно влюбляемся в дома, выполненные в стиле модерн, барокко, сталинский ампир, с колоннами, лепниной, фигурами женщин между окнами, атлантами, поддерживающими балконы...

За что любить Украину? За уникальность пейзажей, за бескрайние степи, которые дарят дух свободы, за шум морского прибоя, мечтательный и успокаивающий, за холмы, за те самые здания. За богатую историю, за самобытность. За людей...

В последний день пребывания в Киеве у меня украли кошелек. Шаркая ботинками, я шла по Крещатику и думала на тему «как же так можно»? Наметив во мне очередную «жертву», человек, одетый в костюм мультперсонажа (в выходные Крещатик ими прямо-таки кишит) двинулся ко мне.

— Не хотите сфотографироваться со львом, дам за хвост подергать?

— Нет, спасибо, у меня денег нет, кошелек украли, — буркнула я.

— Ну что, бывает. Считай, прошла испытание большим городом. Ты не обижайся и не делай никаких выводов. У нас вообще люди хорошие. Может, тебе на проезд там нужно, или еще чего? — сказал оранжевый лев, переходя с украинского на русский.

И в тот момент я подумала о том, что как бы там ни было и что бы там ни говорили политики всех мастей, но украинцы и русские -братья навек. И даже если родители (руководители государства то бишь) немножко ссорятся, нам, детям, не нужно забывать, что все мы из одной песочницы, что у нас близкий менталитет, что мы для них, а они для нас — соседи, к которым можно и за солью, и за пятаком на маршрутку.

Рейтинг статьи: 

Average: 6.4 (5 votes)