Дом Курченинова?

Номер: 

Рубрика: 

Свидетели истории

Еще одной краеведческой ошибкой стало меньше
Это старинное здание по улице Пушкина, 17 находится в полуразрушенном состоянии. И тем, будет оно сохранено или нет, город не на словах, а на деле продемонстрирует свое отношение к собственной истории. Но справедливости ради скажем: чтобы сохранять историческое здание, надо знать его историю, а пока все, что мы знаем о нем, укладывается в скупые строчки — «образец застройки 19 века». Попытка исследовать историю здания привела нас к неожиданным результатам.
Дом мирового судьи
Действительно, единственное, что возможно найти в краеведческой литературе об этом здании, это то, что оно принадлежало канцелярии мирового судьи Курченинова. Информация ограничена только этим фактом и тиражируется во многих краеведческих публикациях. Попробуем на основе архивных документов провести собственное исследование истории этого дома.
Остановимся сначала на названии дома. По земской реформе 1864 года мировые суды состояли в ведомстве уездных земских управ, и именно они должны были обеспечивать все сопутствующие судебным делам помещения — залы заседаний, комнаты совещания судей, архивы и камеры арестуемых. И довольно сомнительно, что канцелярия мирового судьи была расположена в частном владении, тем более в начале ХХ века, когда деятельность земства насчитывала уже более полувека. Подтвердить факт, что этот дом — частное строение, позволяют многочисленные архивные документы, учитывающие плательщиков различных налогов, связанных с недвижимостью. Эти же документы позволят понять, где жили в городе разные представители дворянского рода Курчениновых. Так вот, дом в слободе Жилой по адресу: Белгород, 1 часть города, квартал № 22, дом № 37, действительно принадлежал Александру Петровичу Курченинову, дворянину и мировому судье. Самое раннее упоминание о том, что он владел этим домом, относится к 1903 году. Надо сказать, что дом имел самую дорогую оценку и предпоследний номер в нумерации домов. А нумерация в те годы имела совсем другую систему и принципиально отличалась от современной. Номера домов присваивались не с увеличением по направлению улицы, а шли по периметру квартала. Кроме того, кварталы в слободе Жилой имели отличительную особенность — они не были перестроены по регулярной планировке, предполагающей наличие перпендикулярных улиц. Поэтому каждый квартал в слободе был уникален по форме и числу домов. Эта была так называемая свободная первозданная планировка Белгорода с кривыми улочками и переулками. Эта интересная деталь поможет в дальнейшем определить искомый квартал в архивных документах.
Но попытка разобраться в более ранней истории дома и выяснить дату его постройки и возможных первых владельцев, вызвала затруднения. Дело в том, что архивные документы, учитывающие владельцев домов, сохранились довольно фрагментарно, и удалось обнаружить документ с указанием владельцев этой части города только за 1865 год. В перечне владельцев недвижимости по номеру квартала, в котором числился дом в начале ХХ века, не было обнаружено не только Курчениновых, но и более или менее подходящего по стоимости дома. Поиск первого хозяина
Казалось, что исследование зашло в тупик и историю дома не удастся прояснить. Но внимательный анализ собственников домов и сопоставление их с номерами кварталов привели к выводу об изменении административного деления города в 1867 году и смещению нумерации кварталов на несколько единиц. Помогла в поиске и карта города с указанием номеров кварталов, несколько лет назад обнаруженная в Государственном историческом архиве (г. Санкт-Петербург). Как выяснилось, административное деление города на кварталы претерпело не одно, а несколько изменений. Просмотр владельцев недвижимости в искомом квартале в документе 1865 года дал неожиданный результат. Предпоследний по номеру двухэтажный дом в квартале с самой высокой оценкой принадлежал майору Дмитрию Дренякину! Фамилия Дренякиных известна белгородцам по старинному надгробию полковника Максима Тимофеевича Дренякина, сохранившемуся в школьном дворе бывшей школы № 15. Младший брат М.Т. Дренякина Василий (1782 г.р.) — генерал-майор с 1826 года, вышел в отставку в 1834 году и последние годы жизни провел в Белгороде. Его сыновья были на военной службе: Николай в Бородинском егерском полку, а Дмитрий в Тверском драгунском, расквартированном в Белгороде. Еще в 1848 году, по учетным документам домов, отведенным для постоя войск, в звании поручика Дмитрий Дренякин проживал в доме своего отца. Выяснилась и еще одна деталь: дом его отца Василия Дренякина отмечен в середине века все еще как деревянный.
Дмитрий Дренякин
Дмитрий Васильевич Дренякин с 1852 года служит в 4-м дивизионе Тверского драгунского полка. Впрочем, приведем полностью его послужной список. 19 августа 1831 года он поступил в первый Московский кадетский корпус. По экзамену произведен в прапорщики с определением в драгунский Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Павловича полк 28 августа 1842 года; со старшинством с 5-го августа 1841 года. Произведен в поручики 23 сентября 1844 года, штабс-капитаны — 10 октября 1850 года. Командирован в образцовый кавалерийский полк 29 августа 1851 года, возвратился обратно в полк 18 декабря 1852 года. Вступил в командование 7-м эскадроном 14 января 1853 года, произведен в капитаны 14 сентября 1853 года. Награжден памятной медалью «За усмирение мятежа в Венгрии и Трансильвании в 1849 г.» С началом Крымской войны Тверской драгунский полк покинул Белгород и принял участие в боевых действиях на кавказском военном театре действий. Впервые полк принял бой в известном сражении при селе Кюрюк-дара в июле 1854 года. Эскадрон Д.В. Дренякина располагался во второй линии полка и участвовал в третьей атаке. Вот как описывали этот момент боя современники: «Полный успех этой 3-й атаки свидетельствовал вновь о боевой отваге драгун... Когда 7-й эскадрон после атаки отходил назад под перекрестным огнем, командир его капитан Дренякин был ранен картечью и упал с лошади. Старший вахмистр Путинцев и рядовой Трунов соскочили с коней, бросились к раненому командиру и понесли его на перевязочный пункт». Капитан Д. Дренякин получил тяжелое ранение пулей в поясничную часть, прошедшую полостью таза, и отправлен в госпиталь. Впоследствии по представлению кавалерственной думы он был награжден боевой офицерской наградой — орденом Св. Владимира 4-й степени с бантом.
После отставки Дмитрий Васильевич в звании майора возвращается в родной город. По данным А.Н. Крупенкова, в 1862 году он занимал должность городничего. Столь короткое пребывание в этой должности объясняется реформой полиции и упразднением этой должности. Но в дальнейшем и проявляет себя как активный деятель уездного земства. В 1870 он избирается мировым судьей, в 1871 почетным судьей, а с 1874-го занимает выборную должность председателя земской управы Белгородского уезда. Дату смерти Д.В. Дренякина установить пока не удалось. Причиной этому является плохая сохранность метрических книг Белгородского женского монастыря. А именно в нем, как нам думается, происходило отпевание Д.В. Дренякина, как и некоторых представителей этого дворянского рода. На это указывают и определенные отношения его с монастырем — в 1869 году им было пожертвовано купленное пустопорожнее место, примыкающее с южной стороны монастыря.
Дом Курченинова
Точную дату перехода дома героя Крымской войны к Александру Курченинову установить не удалось, но еще в 1900 году дом числился за вдовой майора Юлией Александровной Дренякиной. Можно с уверенностью сказать, что переход права на дом от Дренякиных к Курчениновым произошел между 1900 и 1903 годами.
Александр Лимаров

Рейтинг статьи: 

Average: 7.8 (4 votes)