Дом купца Голева?

Номер: 

Рубрика: 

Зеркало эпохи

Старинный особняк оказался на полвека старше, чем предполагалось
Дом по улице Преображенской, 102 построен в позапрошлом веке, и он один из немногих столь старых домов, сохранившихся до наших дней. Но если вы захотите узнать его историю, то узнаете только три факта: он до 1917 года принадлежал купцу Голеву; по слухам, в нем располагалось офицерское казино; при обследовании в его кладке архитекторами были обнаружены кирпичи с клеймами 1896 года. Сейчас здесь находится управление лесами Белгородской области.
Версия Михельсона
О том, что этот купеческий дом принадлежал купцу Голеву, впервые сообщил краевед Виктор Михельсон. В середине 1980-х годов он подготовил выставку старых фотографий города. Фотографии с краткой информацией о домах были дополнены современными снимками, снятыми примерно с тех же ракурсов, поясняющими расположение уже утраченных зданий. Выставка вызвала тогда огромный интерес у любителей истории Белгорода и стала сама уже его историей. К счастью, стенды экспозиции сохранились и бережно хранятся в областной библиотеке. Фотография этого дома на одном из стендов имела подпись: «Дом купца третьей гильдии Голева». Так за домом и закрепилось обиходное название «дом Голева».
Создателю выставки В.М. Михельсону в этом году исполнилось бы 90 лет со дня рождения. Поэтому стоит рассказать о нем чуть подробнее.
Этого уникального человека в своей книге «Пройдемся по старому Белгороду» А.Н. Крупенков охарактеризовал как единственного краеведа 1950-1970-х годов. Автору этих строк посчастливилось лично знать Виктора Михайловича. Могу добавить, что кроме краеведа-собирателя, это был и отличный пропагандист истории города. В начале 1980-х он делал первые краеведческие передачи на телевидении Института строительных материалов им. Гришманова, где работал много лет. Именно тогда, студентом, я впервые увидел раритет его коллекции — сувенирную почтовую открытку «Почтальон», в сумке которого находилась сложенная в «гармошку» лента с видами старого Белгорода. А еще в школьные годы я не раз слышал от сверстников о его фантастической коллекции почтовых марок, среди которых была даже самая первая марка — знаменитый «Черный пени».
В середине 1980-х в клубе коллекционеров я заслушивался его рассказами по истории города и мудрыми оценками первых событий «перестройки». Он жил всего в квартале от места, где собирались коллекционеры, но путь домой был не быстр. Совсем с неспортивной фигурой, с толстым портфелем, где лежали альбомы с марками, семенящей походкой он не спеша шел домой. Этим обстоятельством я часто пользовался, провожая его до дома и слушая все новые и новые для меня истории. В середине 1990-х В.М. Михельсон уехал жить в США к сыну и, по непроверенным слухам, трагически погиб в ДТП.
Дом Иоанна Афонасьева
Помянем Виктора Михайловича еще раз добрым словом, но, как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже». Вот что удалось выяснить о действительной истории дома, обратившись к архивным документам.
Вероятно, еще в 1837 году на месте так называемого «дома Голева» располагался деревянный дом, в котором проживал канцелярист Петр Веревкин. А вот то, что в 1848 году на этом месте уже стоял двухэтажный дом с каменным первым этажом и деревянным вторым, принадлежащий коллежскому регистратору Иоанну Афонасьеву, факт документально подтвержденный. Это и был тот самый дом, что сохранился до наших дней, только с не обложенным кирпичом вторым этажом. Не позже 1854 года его приобрел мещанин Иван Фролов, а затем дом был собственностью его сына купца Федора Фролова. Более полувека дом принадлежал только этой купеческой семье. Кроме того, ими был выкуплен и небольшой дом по соседству, где была обустроена торговая лавка с двумя растворами. Расстались Фроловы со своими домами только в годы гражданской войны.
Загадочные кирпичи
Но как в кирпичной кладке дома, построенного в первой половине 19 века, могли оказаться кирпичи с клеймами 1896 года, обнаруженные при архитектурном обследовании? Ведь на основании этой находки был сделан вывод о дате постройки — «не позже 1896 года». Дата эта попала в документы по учету памятников архитектуры, и тем самым настоящий возраст исторического дома сокращался на полвека.
Еще в 1889 году дом купца Фролова был по-прежнему в первозданном виде «смешанный», то есть имел каменный низ и деревянный второй этаж. Об этом сообщает ведомость взимания квартирного налога с собственников за 1889-1893 годы. Предположительно прояснить вопрос с клеймами на кирпичах помог другой архивный налоговый документ. Каждая постройка в городе имела свою оценку, пропорционально которой владельцы платили налог, называемый «земским обложением строений». Любые перестроения и изменения, а также снос ветхих строений приводили к переоценке недвижимости специальной ежегодной комиссией и к соответствующему изменению налога, взимаемого с владельца. Так вот, по «Ведомости городских строений» за 1892 год была зафиксирована оценка дома купца Фролова в семь тысяч рублей. Был обнаружен и другой архивный документ, свидетельствующий о том, что дом перестраивался еще раз, так как в 1906 году строения Фролова оценивались уже в восемь тысяч рублей. Обратившись к ежегодным городским переоценкам недвижимости за период 1892-1906 годов, удалось выяснить, что перестроить дом, обложив второй этаж кирпичом, купец Фролов мог только в 1896 году. Но, к сожалению, документы именно за этот год не сохранились или пока не найдены. Тем не менее, вероятно, именно так кирпичи с клеймами 1896 года и оказались в кладке этого дома.
Ну а документально доказанную дату строительства дома в первой половине 19 века и имя его истинного владельца купца Фролова придется внести в историю города.
Александр Лимаров

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет