Дом Селиванова?

Номер: 

Рубрика: 

Совсем не купеческий особняк
Краеведческие издания, в том числе самые авторитетные, сообщают, что «дом купца Селиванова», принадлежавший Александру Васильевичу Селиванову (1810-1892), а затем его наследникам, был построен в 1782 году Василием Селивановым. Любопытно, что ни один автор, писавший о доме, не приводит ссылки на источник, подтверждающий историю дома, и кто и когда его построил. Исключение — статья в «Белгородской энциклопедии», где дана ссылка на фонд губернского архитектора в Курском архиве.
Купцы Селивановы
Но при обращении к этому документу, оказалось, что ссылка формальна, и это всего лишь карта-путеводитель Белгорода, выпущенная в 1911 году типографией А. Вейнбаума. Не имея исходных документов, мы решили провести собственное исследование. На удачу, в государственном архиве Белгородской области сохранилось немало документов, проливающих свет на эту краеведческую загадку. Прежде всего, это «ревизские сказки», знакомые нам со школьной скамьи по произведению Н.В.Гоголя «Мертвые души». «Ревизии», или переписи населения для налогообложения, проходили в Российской империи примерно раз в двадцать лет. В них фиксировали не только живущих людей разных сословий, но и указывали смерть или причину выбытия из населенного пункта лиц, записанных в прошлую «ревизию». После просмотра переписей белгородских купцов, оказалось, что для заявленной даты строительства 1782 года подходил только один Василий Селиванов. Но мог ли сын мелкого купца третьей гильдии, торговавшего медом и воском, в возрасте около 26 лет построить один из лучших домов в городе, требовавших немалых финансовых вложений? Впрочем, не будем считать чужие деньги, а обратимся к архивным документам.
Оказалось, что Василий Иванович Селиванов не имеет отношения к известному дому. Еще в 1806 году он был холост, и проживал в доме своего отца в нескольких кварталах от «дома Селиванова» — в районе современной улицы Пугачева. Выяснилось также, что среди купеческих семей Селивановых был еще один Василий. Правда, в 1782 году ему было около трех лет, и жил он в доме отца Никиты Васильевича в городском квартале, где сегодня находится средняя школа № 19.
Но нет ли путаницы в дате строительства? Ведь модный тогда архитектурный стиль дома был слишком авангарден для провинциального Белгорода XVIII века. Не построен ли дом самим Александром Васильевичем позже, уже в веке XIX? Кстати, совсем недавно, в 2013 году, приказом Минкульта РФ «дом Селиванова» был утвержден в качестве охраняемого объекта федерального значения и внесен в государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ с новой датой его постройки — «ХІХ век». Разобраться помогла городовая книга Белгорода за 1852 год, где указаны владельцы домов и их адреса. Этот документ и «расставил все точки над и». Василий Никитич был отцом Александру Селиванову, и в то время Александру принадлежал наследственный дом все в том же квартале в районе школы № 19. Итак, даже в середине XIX века купцы Селивановы не имели никакого отношения к известному дому!
Улицы и кварталы
Кто же мог быть хозяином одного из самых дорогих городских домов Белгорода? Ведь такой дом должен был фиксироваться в документах чиновников и различных служб. Но прежде чем рассказать об архивных находках, обратимся к истории административного деления города: адрес так называемого «дома Селиванова» сыграет ключевую роль в нашем поиске.
На протяжении веков город с завидным постоянством всегда делился на две части. В XVII веке в Белгородской крепости в районе Старого города это были «большой» и «малый острог». На новом месте, в третьей Белгородской крепости, на берегу Везеницы (Везелки) — это «земляной» и «деревянный город». Еще позже это первая и вторая части города. И в XX, и XXI веках город делится на две части — на Свердловский и Октябрьский районы. А ныне на Восточный и Западный округа. Бытует мнение, что названия городских улиц сформировались лишь во второй половине XIX века, но это не так. Первые названия улиц упомянуты уже в XVIII веке, когда после пожара город стал застраиваться по регулярному плану. Но названия улиц играли второстепенную роль, а адреса домов жителей города были привязаны к частям города и кварталам.
Квартирная комиссия
Продолжая рассказ, отвлечемся от истории Белгорода и поговорим об армии Российской империи. Гренадеры, драгуны и егеря — все это армия середины XIX века, и мало походила на современную. Она не имела стратегических или ракетных войск, которые необходимо скрыть от посторонних глаз в степи или лесном массиве. Различные полки, как правило, располагались в больших и малых городах.
Не было тогда и понятия «городские казармы»: и офицерский состав, и нижние чины были расквартированы по домам городских обывателей. Это была «квартирная повинность», и жители города были обязаны выделять место для постоя. Естественно, что командирам подразделений и высшему офицерскому составу выделяли лучшие городские дома. Учет домовладений, пригодных на постой, вел специальный орган — квартирная комиссия. Сохранившиеся документы квартирной комиссии и позволили приблизиться к разгадке тайны «дома Селиванова».
Дом Курченинова
Итак, каждая часть города имела свою нумерацию кварталов, а номера домов — свою очередь, собственную в каждом квартале. С помощью несложной арифметики определив номер квартала во второй — восточной части города, где располагался «дом Селиванова», мы обратились к перечню домов, отведенных на постой и учтенных квартирной комиссией в 1848 году. Оказалось, что чиновниками в этом квартале отмечен единственный двухэтажный каменный дом, принадлежащий губернскому секретарю Петру Курченинову. Доказательством того, что это тот самый «дом купца Селиванова» служит приписка, сделанная позднее: «дом этот по покупке принадлежит купцу Александру Селиванову». Найденный документ свидетельствует, что известный особняк несправедливо называют купеческим. На самом деле белгородские купцы строили свои дома практично и без архитектурных изысков. Время просвещенного купечества, Третьяковых и Морозовых, видимо так и не успело прийти в уездный город до 1917 года. Каменный первый этаж и деревянный верхний, сарай, ледник и баня — вот типичное описание купеческого дома. Напротив, дворяне Курчениновы, крупнейшие землевладельцы в Белгородском уезде, могли себе позволить построить «дворянское гнездо» с размахом для провинциального города. Казалось бы, разгадка истории одной из достопримечательностей Белгорода найдена. Но, оказалось, что в исследовании «дома Селиванова» ставить точку еще рано. Вернемся к уже известному документу — городовой обывательской книге 1852 года. Документ это любопытен и тем, что давал краткую характеристику хозяину и его владению. Коренные жители записывались в нем как «старожилые», а недавно заселившиеся в городе — «вновь появившиеся». Вот в эту категорию и попал 35-летний губернский секретарь Петр Курченинов. Более того, так называемый «дом купца Селиванова» записан за ним как «благоприобретенный», из чего следовало, что Петр Курченинов был всего лишь очередным владельцем дома, и совсем непродолжительный период в несколько лет.
В результате анализа множества архивных документов с большой долей вероятности складывается представление и о предыдущем владельце дома, и о том, кто связан с его строительством. Но документальные доказательства пока не выявлены. Не будем плодить новые белгородские краеведческие легенды и сказки, — архивные находки ждут своих исследователей. А дом, принадлежащий более полувека купеческому роду Селивановых, вправе называться, как и прежде, «домом Селиванова», независимо от того, кто его построил.
Александр Лимаров

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет