Это биография страны

Номер: 

Рубрика: 

Год великой Победы: Судьбы

Три взгляда на войну глазами очевидцев и участников событий
Городской Совет ветеранов поддержал родившуюся в нашей редакции идею — в год Великой Победы рассказать о представителях разных поколений, переживших Великую Отечественную войну: тех, кто во имя Победы воевал на фронте и трудился в тылу, кто выжил, несмотря на голод, холод и зверства оккупантов. Итак, три судьбы, опаленные войной.
Вдовья доля
Вере Ивановне Черепенниковой в марте этого года исполнилось 103 года. Многое ей довелось повидать на своем веку. Она не дожила до юбилея Великой Победы совсем немного. Это был очень важный для нее праздник, ведь самое тяжкое испытание, выпавшее на ее долю — Великая Отечественная война... Вера Ивановна — коренная белгородка, с раннего детства познавшая тяготы и лишения. И ее жизнь тесно переплелась с историей родного города.
Отец Веры Ивановны был простым рабочим. В 1914 его призвали в армию, и он погиб в годы Первой мировой. Рано пошла работать: ходила разнорабочей на «поденку», нянчилась с чужими детьми. Еще до Великой Отечественной встретила свою любовь. Андрей был вдовцом с маленьким сыном, но это не стало помехой, детей Вера любила. А в 1939-м она родила дочь Женю. Молодые родители не могли поверить своему счастью, но грянула война, и Андрея призвали в армию. Не могла знать Вера, провожая мужа на фронт, что не суждено им больше увидеться. Первое и последнее письмо от него получила в сентябре 1941 года, он сообщал что его направляют под Сталинград.
А в октябре для Веры и ее детей начались черные дни оккупации. Это было тяжелое время для молодой женщины с двумя маленькими ребятишками. Жили они в недостроенном доме, кругом — голод и холод. Во время бомбежек и обстрелов прятались в подвалах.
Еду горожане добывали в ближайших селах. Вера тоже ходила в Борисовку, менять одежду на продукты. Однажды, когда возвращалась в город, немцы отобрали картошку и пригрозили расстрелять. А ее соседке, когда та не хотела отдавать курицу, прострелили ногу и отобрали не только птицу, но и узелок с хлебом.
Вера Ивановна всю жизнь не могла забыть о жестокости оккупантов. Ребятня из соседнего дома натянула проволоку на дороге, где ходили немцы, один из высоких чинов зацепился за нее и упал. За это фашисты на глазах матери расстреляли ее детей, а когда она попыталась их защитить, застрелили и ее. Еще двоих ребятишек повесили на глазах жителей города за то, что нашли в их доме географическую карту СССР. Белгородцы переносили тяжелейшие испытания, но не переставали верить в освобождение.
Пришла беда и в их дом. Брата Веры, инвалида без ноги, расстреляли прямо в доме, узнав, что он коммунист. Его жену и детей сожгли на территории Камышитового завода. Арестовали и Веру. Под дулами автоматов доставили в комендатуру. Допросив, ночью вместе с другими арестованными погрузили в кузов грузовика и повезли в неизвестность. Вере удалось на ходу выпрыгнуть и убежать. Забрав детей, ушла в Борисовку, где и скрывалась до августа 1943 года.
После освобождения города вернулась в Белгород, но дом был разрушен. Позже пришла похоронка с известием о гибели мужа. Но горе не сломило женщину. Она видела смысл жизни в счастье детей. Трудилась не покладая рук до 90 лет. Работала простой техничкой на автопредприятии, но честно и усердно. Никогда никому не завидовала, не желала зла и верила в Бога.
Фронтовая сестра
Когда грянула война, комсомолка, спортсменка и квалифицированная медицинская сестра Галя Крайнова пришла в райком комсомола и попросилась добровольцем в Красную армию. И девятнадцатилетнюю девушку направили в сводный добровольческий отряд.
Ярославль уже бомбили, подростки и взрослые дежурили на крышах домов, тушили пожары, рыли окопы. А потом она попала в медицинский отдел. Оказывала помощь раненым, травмированным, обмороженным.
В ряды Красной армии была зачислена в апреле 1942 года и получила направление в военный госпиталь № 1132, расположенный в Новгородской области. Палатки и землянки стояли в чистом поле, здесь под бомбежками и лечили раненых, которых становилось все больше. Наши войска с боями отступали, и госпиталь двигался на восток: Великие Луки, Полоцк. В Полоцке они базировались в санатории «Зеленый городок», причем советские медики оказывали помощь не только бойцам Красной армии, но и пленным немцам. Тяжелораненых отправляли в тыл. Во время сопровождения часто попадали под бомбежки. Один из таких страшных эпизодов навсегда врезался в память молоденькой медсестры. Это случилось, когда эшелон с ранеными подходил к Смоленску. Налетела вражеская авиация, от грохота взрывов все смешалось и превратилось в кромешный ад. Рискуя жизнью, врачи, медсестры, санитарки делали все возможное, чтобы спасти раненых. Но, к сожалению, в этой мясорубке многие погибли.
Осенью 1943 года госпиталь вместе с наступающими частями Красной армии уже двигался на запад. Фронтовые дороги привели Галину Леонидовну через Белоруссию в Прибалтику. Везде бомбили и обстреливали, всегда было много раненых и убитых. Военные будни похожи один на другой.
Потом была Восточная Пруссия, где девушка и встретила победный май 1945-го. Но на этом война для нее не закончилась.
Поступил приказ двигаться на восток. Госпиталь № 1132 погрузили в вагоны и отправили в Хабаровский край, на станцию Зима. Здесь, под городом Свободный, поставили палатки, вырыли землянки и вновь возвращали к жизни раненых бойцов. И опять среди тех, кого спасали, были не только наши солдаты, но и пленные японцы.
А потом Галина Леонидовна вместе с госпиталем попала на Курильские острова. На Дальнем Востоке в 1945-м девушка встретила свою вторую половинку, муж был кадровым военным, и они немало поколесили по стране: Курилы, Камчатка, Южно-Сахалинск, Казань. С 1985 года Галина Леонидовна Бедникова (Крайнова) живет в Белгороде. До недавнего времени фронтовичка, отмеченная многими наградами, была активной участницей ветеранского движения. Но годы берут свое. Ей 93-й год, и гостей из городского Совета ветеранов она принимает дома, делясь воспоминаниями о суровом военном времени и ее боевой юности.
Мы — твои дети, война
Довоенное детство вспоминается Владимиру Николаевичу Уткину безоблачным и радостным. Хотя и рос он без матери, но их многодетная семья была дружной. Старшая сестра Лида учила его плавать. А он с другими ребятами любил бегать на парашютный полигон, мечтал стать летчиком.
Первый день войны девятилетний Володя хорошо запомнил. 22 июня с парашютной вышки должны были совершать прыжки красноармейцы, расположившиеся вблизи их села Рамушево под Старой Руссой. И ребятня прибежала на полигон. Но ни палаток, ни военных там не было. А когда возвращались домой, увидели односельчан, собравшихся у сельсовета. Все слушали радио: началась война.
Отца по возрасту не призывали в армию, он получил другое задание -отгонять на восток колхозный скот. В помощники взял Лиду и Володю. По проселочным дорогам, через сожженные деревни, под рев немецких самолетов они гнали стадо перепуганных коров и овец на Валдай. А когда возвращались домой, со стороны Старой Руссы доносилась орудийная канонада, а в селе не было ни наших, ни немцев, которые продвинулись далеко на восток. Лишь изредка пролетали вражеские самолеты, стреляя зажигательными пулями, от которых полыхали соломенные крыши домов. Иногда сбрасывали листовки, сообщавшие, что Красная армия уже разбита, а немцы заняли Москву. Слухи о зверствах оккупантов загоняли сельчан в лес. Их семья тоже жила в землянках и траншеях вместе с попавшими в окружение военными, но зимние холода заставили вернуться в село.
Фашисты зверствовали, свирепствовал голод. А весной 1942 года их село оказалось в центре боевых действий. От бомбежек и артобстрелов все строения были разрушены, и по мокрому мартовскому снегу семья бежала на восток. Ночевали в разрушенных сараях, грели чай на костре, а куском хлеба с ними делились наши солдаты. Когда дошли до ближайшей железнодорожной станции, там бушевал пожар, но беженцев разместили в теплушке и накормили.
А потом был путь за Урал длиною в месяц: Барнаул, Рубцовск, Третьяково. В дороге Володя заболел тифом, чудом выжил. Вместе со взрослыми мальчик работал в местном колхозе помощником комбайнера. И только в 1944 году семья возвратилась из эвакуации, но не в родные места, а к месту работы отца: вначале в Днепропетровск, а потом, в победном 45-м, в Белгород. После окончания школы Володя Уткин поступил в Ленинградское ремесленное училище, служил в армии, где получил специальность механика по обслуживанию самолетов морской авиации. И свою детскую мечту о небе он тоже осуществил: после окончания Саратовского летного училища работал в гражданской авиации в Северном Заполярье, а потом освоил реактивный самолет и был командиром ТУ-154 вплоть до выхода на пенсию.
Материалы полосы подготовили Дмитрий ЧЕПЕЛЕВ, председатель городского Совета ветеранов, Анатолий КОЛЕСНИКОВ, заместитель председателя Совета ветеранов, и Анна БАРАБАНОВА

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет