Банковская история

Номер: 

Рубрика: 

Зеркало времени

В конце XIX века Белгород потрясли финансовые скандалы. Что мы об этом знаем?
«Современное русское общество живет в удушливой атмосфере всевозможных банковских растрат, больших и малых. Век, в котором мы живем, — век наживы, стремления к внешнему блеску и устроения своей жизни с возможно большим комфортом, хотя бы это достигало ценой преступления и причинения страдания ближним». Так начинал свою обвинительную речь на суде в 1883 году товарищ прокурора по делу о злоупотреблениях в общественном банке Корочанского уезда Курской губернии. А эта статья о том, что случилось в нашем городе, и проливает свет на историю известных в Белгороде дореволюционных зданий.
В Белгороде общественный городской банк с основным капиталом сто тысяч рублей был открыт в 1862 году на средства купца первой гильдии Николая Чумичова после того, как в марте 1862 года правительствующим сенатом был принят указ о городских общественных банках.
Скандал в купеческом семействе
Банки состояли при городских думах под их ответственностью и наблюдением. Для открытия банка требовалось десять тысяч рублей основного капитала, который вносили частные лица или городское общество, а правление городского банка состояло из трех человек (директора и двух его товарищей) и выбиралось городским обществом. Бюджеты городов и городские обыватели сразу оценили пользу этих новых финансовых учреждений, которые осуществляли учет векселей, выдачу ссуд под залоги недвижимости, прием вкладов под проценты. Городские банки открывались повсеместно, как в крупных губернских городах, так и небольших уездных. Но вскоре в печати все чаще стали мелькать заметки о финансовых растратах и мошенничестве, связанных с банковской деятельностью. Не обошли такие финансовые скандалы и Белгород.
Ежегодно в феврале правление общественного городского банка должно было представлять отчет за прошедший год. И вот в 1877 году грянул гром с ясного неба. Оказалось, что через специальный счет (on call) под залог сомнительных векселей в руки одних и тех же лиц выдавались наличные деньги.
В скандале оказались замешаны известные белгородские купеческие фамилии Гурьевых и Черновых. Более того, Федор Николаевич Гурьев был членом правления банка и состоял в должности товарища (заместителя) директора. Скандал разгорался, правление банка подало в отставку, рассматривался вопрос о привлечении виновных к законной ответственности. Но лица, замешанные в этом деле, были слишком известны в городе, и потому уголовной ответственности избежали. Любопытно, что, приняв отставку товарищей директора, Дума опрометчиво, как мы увидим, просила директора банка — потомственного почетного гражданина Ивана Ивановича Никитина, продолжить исполнять должность «ввиду интересов банка» до окончания срока.
Купцы Черновы и Гурьевы были на грани разорения. Иван Чернов подал прошение о списании его долга ввиду безвозмездной работы в течение десяти лет в правлении банка. Почетные граждане Белгорода Федор, Николай и Василий Гурьевы, погасив долг частично, просили об отсрочке под залог своего дома. Но существование городского общественного банка было под угрозой, и растратчиков от материальной ответственности никто не собирался освобождать. Ведь предоставление отсрочки свидетельствовало бы о признании операций банка правильными. Поэтому Гурьевы и Черновы получили отказ, а возмещение убытков банка было взыскано с недвижимого имущества — домов купцов.
Дом Гурьева
Купец второй гильдии Петр Андреевич Тамбовцев занимался необычной для Белгорода торговлей «при Санкт-Петербургском порту» — в сфере его интересов были рогатый скот, воск, мед и различный пушной товар. Дом его считался самым лучшим в Белгороде и потому отводился под постой военному ведомству. В разное время в нем квартировали генералы Титов и Монтрезор, а по сообщению А.М. Дренякина, в доме останавливались и царствующие особы. Дом купца Тамбовцева находился у базарной площади на месте современного универмага «Маяк». К середине XIX века дом был продан наследниками П.А.Тамбовцева купцам Гурьевым. Возможно, что именно Гурьевы, специализирующиеся на продаже мяса и имевшие свою скотобойню в городе, развили многочисленные хозяйственные постройки, приспособленные для хранения мяса. И с конца XIX века до Великой Отечественной войны здесь располагался промышленный холодильник. Вот этот дом Гурьевых и был выставлен на торги в счет покрытия убытков банка.
Но претендентов на покупку дома среди белгородцев не оказалось, ведь начальная цена одного из лучших домов города составляла восемнадцать тысяч рублей. Поэтому дом пришлось выкупить городскому обществу, взяв кредит в банке. Попытки сдавать дом в аренду не дали ожидаемой прибыли и не покрывали даже процентов по кредиту. Но вскоре, в 1882 году, за двадцать две тысячи рублей серебром дом, с согласия белгородской Думы, приобрел ее глава купец Семен Матвеевич Лямцов. К концу же века им уже владел британский подданный Джон Джонович Барсельман. Кроме Белгорода Барсельманы имели сеть холодильников в Санкт-Петербурге, Саратовской и Тамбовской губерниях и специализировались на хранении и экспорте пищевых продуктов. Угловая часть дома была разрушена в годы войны, вероятно, прямым попаданием снаряда. А в 1962 году на его месте был построен универмаг «Маяк».
Александр ЛИМАРОВ
(Продолжение следует)

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет