Житие подвижников благочестия

Номер: 

Рубрика: 

Духовность

Об уникальном труде епископа Белгородского

Иногда попадаются в руки удивительные книги, не просто документы своей эпохи, а редчайшие издания во всех отношениях — культурном, научном, общественном. Они представляют особенную ценность, если принадлежат перу личности исторического масштаба, как, например, личность священномученика Никодима Кононова, епископа Белгородского.

Справка «НБ»

Имя богослова, проповедника и ученого Никодима Кононова долгое время находилось в забвении. Память о владыке, расстрелянном в январе 1919 года в Белгороде, несколько десятилетий тщательно стиралась со страниц официальной истории. К концу XX столетия личность о. Никодима снова вызвала интерес, а в 2000 году он был канонизирован Русской православной церковью и причислен к лику святых новомучеников и исповедников российских.

Историк и первооткрыватель

Владыка Никодим в первую очередь известен как главный участник открытия мощей святителя Иоасафа Белгородского, составитель жития и акафиста святому (этот акафист был признан образцовым). Его книга о жизни, прославлении и чудесах св. Иоасафа — глубокий научный труд, за который Кононов был удостоен степени магистра богословия.

Но нельзя ограничиваться только этой стороной исследовательской деятельности владыки. Она многогранна и включает в себя широкий спектр изучения: о. Никодим собрал и систематизировал материал о святых Архангельской, Вологодской, Санкт-Петербургской, Олонецкой епархий, подготовил теоретический очерк о канонизации русских святых, занимался историей старчества.

Помимо этого, о. Никодим — первооткрыватель огромного, неисследованного до тех пор исторического пласта — жития русских подвижников XVIII–XIX вв., которые вошли в многотомное издание «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков», главным автором-составителем которого и стал владыка Никодим. Этот титанический труд был признан историками церкви одной из главных работ по истории религиозного подвижничества послепетровской эпохи.

К сожалению, найти первые опубликованные научные труды о. Никодима — сложная задача, учитывая тот факт, что в советское время значительное количество книг религиозного содержания подверглось уничтожению. Лишь немногие издания дошли до наших дней. В число таких уникальных экземпляров попал и многотомник о. Никодима «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков»: один из томов (выпуск за апрель 1908 года, первое и прижизненное издание) находится в фонде редких изданий Белгородской государственной универсальной научной библиотеки.

История «Жизнеописаний»

Об истории создания «Жизнеописаний» сохранилось мало сведений. Известно, что в 1904 году, будучи архимандритом и ректором Калужской духовной семинарии, о. Никодим начал длительную работу над материалами о русских подвижниках благочестия XVIII–XIX веков — она растянулась на несколько лет и была завершена в 1912 году. «Жизнеописания» — это издание Русского Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря, чья духовно-просветительская деятельность на рубеже XIX–XX веков достигла своего расцвета. Важнейшим центром издательской деятельности Свято-Пантелеимонова монастыря на территории России стало его Московское подворье — как раз апрельский том «Жизнеописаний» 1908 года вышел в Москве.

Содержание тома включает в себя более 30 житий подвижников и подвижниц. Все сказания расположены в хронологическом порядке, некоторые дополнены портретами. География родных городов подвижников или тех мест, где они прославились своими монашескими подвигами, обширна: Саратов (старец Семен), Орел (схимонах Феодор Александро-Свирский), Владимир (иеромонах Иларион), Нижний Новгород (иеромонах Мардарий), Кострома (схимонахиня Марфа Арзамасская), Курск (молчальник Тит), Белгород (архимандрит Мельхиседек) и др.

О многих именах из этого списка практически нет информации, например, о благочестивом иерее о. Алексее, священнике Симбирской губернии. Преподобный Серафим Саровский называл его «свечой, зажженной перед престолом Божьим» за его великие подвижнические труды, и часто приходивших к нему людей за советом он посылал именно к о. Алексею. Удивителен тот факт, что скромный симбирский иерей не только святостью жизни, но и характером, привычками и даже чертами лица очень походил на о. Серафима.

Житие нашего земляка

Вошло в состав апрельских «Жизнеописаний» и замечательное, подробное житие нашего земляка, архимандрита Мельхиседека Оптинского. Выходец из белгородских купцов, он рано оставил родной Белгород ради монашеского служения: 17 лет прожил в Оптиной пустыни на покое, был наместником Александро-Невской лавры и настоятелем во многих знаменитых русских обителях. Люди, приближенные к императорскому двору, часто искали его совета и дружбы. Дочь полководца А. В. Суворова, графиня Н. А. Зубова была духовной дочерью архимандрита. Граф Н. П. Шереметев просил о. Мельхиседека в особом письме «во изъявление его признательности Господу» за рождение сына соорудить в знаменитом Ростовском Яковлевском монастыре (настоятелем которого в то время и являлся архимандрит) соборный храм в честь святителя Дмитрия Ростовского. К житию великого старца приложено его духовное завещание (единственное в этом издании).

Рядом с забытыми именами стоят и достаточно известные — игумен Исайя Саровский, настоятель Свято-Успенской Саровской пустыни с 1842 по 1858 г., и богослов, епископ Русской православной церкви Игнатий (Бренчанинов).

Душеполезное чтение

В книге идет речь о житиях не только отдельных подвижников. Здесь помещены и целые коллективные жизнеописания, например, история подвижников Глинской пустыни, Владимирского Аврамиева женского монастыря, жития хотьковских стариц-затворниц Марфы и Евдокии.

Стиль и жанр «Жизнеописаний» своеобразен. Владыка Никодим удачно совместил в своей работе бережно собранные житийные рассказы с комментариями, опирающимися на круг исторических источников. Лишенные формальной предвзятости, «сухого» перечисления биографических данных о том или ином человеке, «Жизнеописания» написаны доступным и интересным языком. Автору удалось «оживить» историческую ситуацию и образы давно ушедших людей на страницах своей книги. Таким образом, жанр его житий стоит на границе душеполезного чтения и научной работы.

Важен еще тот момент, что именно на рубеже XIX–XX вв. изучение житийной литературы претерпевало большие изменения в силу расширения круга научных подходов. Если ранее жития представляли собой некритическое сочинительство на основе имеющихся сведений о чудесах подвижников, то в конце XIX в. на смену такому виду работы пришли более совершенные методы анализа агиографического материала — сравнительно-исторический, лингвистический и др. «Жизнеописания», как и другие исследовательские труды о. Никодима, являются подтверждением высочайшего уровня научной компетентности автора. При этом владыка не ограничил свою работу исключительно рамками науки — душеполезность и доступность чтения остались на первом месте.

Научная деятельность владыки Никодима Кононова, как и его биография, остается малоисследованным предметом. «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков» — произведение уникальное как по содержанию, так и, можно смело сказать, по историко-документальному значению. Оно открывает важные научные перспективы для углубленного изучения не только истории русского подвижничества, но и жизни этого удивительного человека.

Маргарита Терёхина, библиотекарь фонда редких изданий Белгородской государственной универсальной научной библиотеки

Фото из архива музея

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет