Заливка льда — дело творческое

Номер: 

Рубрика: 

Профессия

16 января профессиональный праздник отмечают ледовары

Вторник, пять часов вечера. На катке многолюдно. Подростки в хоккейной форме гоняют по полю шайбу. Свисток — и ребятня гурьбой выкатывается за пределы катка. В следующую минуту на него выезжает машина. Она проходит против часовой стрелки круг, потом другой... Шершавая, испещрённая глубокими порезами поверхность катка становится гладкой как зеркало. За рулём чудо-машины — Алексей Петренков, опытный ледовар.

Всё началось с деревянной коробки

Алексей Михайлович занимается заливкой льда с первого дня существования в Белгороде арены «Оранжевый лёд», и даже дольше. Первой его вотчиной была деревянная коробка неподалёку от «Космоса», внутри которой родители юных хоккеистов совершенно безвозмездно готовили для своих сыновей лёд.

— Первое время ребята занимались в «Космосе», а потом это помещение заняли волейболисты. Конечно, нам не хотелось, чтобы наши дети остались без тренировок, и мы решили действовать. Самые активные и неравнодушные папы чистили площадку, таскали шланги, лили воду, а затем своё дело делал мороз, — вспоминает Алексей Михайлович.
Не были папы в стороне и когда началось строительство ледовой арены. Чтобы приблизить дату открытия, они приходили в свободное от работы время и помогали строителям.
В итоге 5 января 2002 года каток распахнул свои двери. Алексею Петренкову, как одному из самых активных членов родительского комитета, предложили работать на заливочной машине. Он согласился без раздумий.

— Во-первых, я сам с детства был влюблён в хоккей, а так я мог стать к нему чуточку ближе, во-вторых, сын занимался, в-третьих, меня ничто не держало на предыдущей работе. Я быстро освоился с заливочной машиной, помогло образование, вообще я автомобилист, техник-механик, — рассказывает ледовар.

Кстати, в трудовой книжке Алексея Михайловича ничего про лёд не сказано, там значится что-то, связанное с ремонтом зданий. Тем не менее, о названии своей профессии он знает, говорит, услышал его в программе «Поле чудес». Тогда её участники долго не могли угадать слово и были очень удивлены, услышав ответ: всё же сочетание слов «лёд» и «варить» не очень обычно. А всё дело в технологии: ведь каток заливается горячей водой, которую распределяет по поверхности ледовый комбайн.

Всё дело в любви

Кроме Алексея Михайловича на ледовой арене работают ещё два заливщика. Их трудовой день начинается в шесть утра и заканчивается в двенадцать ночи. Работают посменно, по два дня. За одну смену приходится выезжать на лёд от десяти до двенадцати раз. Кто-то следит за временем выезда по часам, кто-то заводит будильник. У более опытных свои приметы: просвистел свисток, громче загудели люди — значит пора выезжать.

— На первый взгляд может показаться, что в нашей работе нет ничего сложного. Ну сел на машину, ну едь на ней, круги нарезай. На самом деле всё не так. Заливщик — он творец, он творит на льду, он смотрит: здесь ямка, здесь надо ехать помедленней, в эти порезы надо добавить побольше воды, а тут, на повороте, наоборот нужно лить меньше, иначе получится горб. Конечно, хорошо, когда ты не просто делаешь лёд, а сам катаешься, участвуешь в процессе, можешь оценить каток. Человек, который работает на машине, в душе должен быть неравнодушным к своему делу, поэтому я тут так долго, и, думаю, поэтому многие хорошо отзываются о моей работе, — рассказывает Алексей Петренков и убегает на очередную заливку.

Последующие пятнадцать минут (а ровно столько даётся ледовару на приведение катка в порядок) он будет на своей необычной машине со сложным названием ресурфейсер кружить по льду, вкладывая в каждый пройденный сантиметр своё трудолюбие, чтобы в следующую минуту хоккеисты смогли выехать на идеально гладкий лёд.

Алина БОРИСЕНКО

ФОТО БОРИСА ЕЧИНА

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет