Сквозь призму «Неотении»…

Номер: 

Рубрика: 

Год литературы: Книжный мир

В Пушкинской бибиотеке-музее презентовали сборник рассказов белгородского писателя
«Зачем я живу? — Подумал он, — Наверное, существует определенная цель моего существования? По-другому ведь просто быть не может, потому что для того, чтоб родился именно я, должна была произойти куча случайных событий...» Эти слова, принадлежащие герою рассказа «Сквозь призму», мог бы, пожалуй, сказать о себе почти каждый персонаж белгородского писателя Михаила Третьякова.
Поздравить Михаила Третьякова пришли как его коллеги по цеху — председатель регионального отделения Союза писателей России Владимир Ефимович Молчанов, лауреат премии «Молодость Белгородчины» в области литературы, председатель студии «Младость» поэтесса Людмила Петровна Брагина, поэт Виктор Яковлевич Череватенко — так и почитатели таланта автора, у которых сборник вызвал массу эмоций и впечатлений.
Справка «НБ»
Михаил Третьяков родился в 1982 году в Белгороде. В 2000-м впервые посетил литературную студию «Младость», постоянным членом которой является по сей день. Публиковался в журналах «Московский вестник», «Московский литератор», «Проза»; его творчество отмечено наградами фестивалей и конкурсов творческих работ.

В книгу Михаила «Неотения» вошли одноименная повесть и рассказы, сюжетные линии которых на первый взгляд ничем между собой не связанные, на самом деле объединены одной мыслью, которая бьется в головах героев, не давая им погрузиться в размеренную, привычную и, по сути, бесцельную действительность: кто я, для чего я? Острота этого вопроса достигает апофеоза в рассказе «Изомеры», превращаясь, по словам самого автора, в «крик о помощи».
Персонажи Третьякова — обычные люди, живущие обычной жизнью. Однако в этой обычности скрыт глубокий трагизм существования современного человека, когда «жизнь по инерции» поглощает саму личность, оставляя человеку только слабую память о том, кем же он должен был стать. Привычная работа, случайные встречи с горьким послевкусием, попытка то бездумно забыться, то, напротив, подчеркнуто рационально проанализировать свою жизнь — вот что составляет действительность героев Третьякова. Не утратив способность мыслить и чувствовать, они не понимают себя, будучи чужими в первую очередь самим себе. Отсюда и звучит с застывшей болью, тихим отчаянием и недоумением повторяемый ими вопрос: кто я? зачем я? зачем все это?
«У меня не было никаких, даже самых маленьких, целей и мечт... У меня все было, но в то же время ничего не было», — говорит о себе главный герой рассказа «Переход». Когда-то в детстве он получил психологическую травму, увидев в подземном переходе истекающего кровью человека, до которого никому не было дела. С тех пор он боится переходов, избегая спускаться в них, но в конце концов осознает, что вся жизнь вокруг него, и даже его собственная жизнь, уже давно превратилась в такой переход. «Самое страшное... то, что люди совсем очерствели! В этом городе можно умереть на глазах других людей, и никто этого даже не заметит... — говорит он. — Но по-настоящему самое страшное в жизни, как считает герой рассказа, — так и не встретить того самого человека, который объяснит тебе, зачем ты вообще жил».
«Неотения кругом, ты понимаешь! Неотения — это когда личинка начинает размножаться и дает такие же личинки, как и она сама... Никаких чувств и никаких обязательств, снова борьба за свое выживание». Пожалуй, именно так можно охарактеризовать персонажей Третьякова. Почти все повороты в их судьбе — не туда, почти все люди — не те. Порой все же случаются исключения из этого правила — например, в рассказе «Верность». Однако даже его герои в известной степени подчинены порочному круговороту бессмыслицы и безответственности, бездумно разрушая самое дорогое в своей жизни или жизни близких людей, даже не понимая — зачем?
Покоя и умиротворения исполнен лишь рассказ «Степь», единственным персонажем которого является природа. Здесь нет мучительных безответных вопросов — только понимание глубинной сущности мира и сопричастность ей. Этим «Степь» разительно отличается от рассказа «В сосновом лесу», где описание гармонии и красоты природы оказывается лишь ретроспективой, а на деле «...сосновый лес остался только в воспоминаниях, а на его месте высится пансионат. Сосны спилены на скамейки. Да и земляника уже не растет. И только иногда, после дождя, на территории пансионата, если сильно повезет, можно увидеть последних, оставшихся в живых, обитателей леса — желтоногие маслята».
Вот так и в душах героев Третьякова «не растет земляника и сосны спилены», и только какие-то слабые отголоски чего-то вновь и вновь дают о себе знать душевным дискомфортом, навязчивым вопросом «зачем?», неуютным пониманием того, что рядом не те люди, и сами они — не те, кем хотели бы, кем должны были стать... Но их проблема в том, что они уже и сами не понимают, чего же хотят.
Поиск себя, смысла своей жизни, утрата человечности — вот главные проблемы, беспокоящие героев Третьякова. Автор не дает прямых ответов на вопросы своих персонажей, но он еле заметно намечает пути, идя по которым, герои, возможно, смогут обрести себя. Суметь прислушаться к себе, освободиться от ложных ценностей и привязанностей, посмотреть в глаза своим страхам и ошибкам — это тот необходимый минимум, который способен вырвать человека из порочного круга неотении. Многочисленные вопросы, задаваемые автору присутствующими во время презентации, свидетельствовали о том, что книга не оставила читателей равнодушными. Ведь вопросы, поднимаемые Третьяковым в его творчестве — крайне актуальные для сегодняшнего дня и вместе с тем вечные: пока человек ищет на них ответ, он может называться человеком.
Елена Богатырева
Фото Алексея Марковича

Рейтинг статьи: 

Голосов пока нет