Наперегонки с птицами

Номер: 

Рубрика: 

О федерации сверхлегкой авиации и полете на мотодельтаплане

В мире есть тысячи известных и неизвестных науке болезней. Каждая из них имеет свои симптомы. Есть болезни, которые можно вылечить, есть те, которые нельзя. Эта болезнь неизлечима. Она проявляется в раннем детстве и остается с человеком до самой старости — болезнь небом.

Сверхлегкая авиация

С небом нельзя расстаться: любой летчик после выхода на пенсию обязательно найдет способ продолжить свои отношения с высотой. Так у председателя федерации сверхлегкой авиации Вадима Максименко с небом связана вся жизнь. По окончании службы в Воздушно-десантных войсках он стал профессиональным парашютистом, выполнил 1850 прыжков. Руководил парашютно-десантной подготовкой в нескольких АСК. А в 90-х годах увлекся сверхлегкой авиацией. С группой единомышленников в 1999 году основал авиационный клуб «Академия-авиа», за годы работы которого лично подготовил десятки талантливых пилотов.

Мы познакомились с Вадимом Николаевичем в одной из белгородских школ, там он рассказывал старшеклассникам о том, как прекрасна высота и ощущение полета. Рассказывал с жаром, взахлеб, и, казалось, после общения с ним все мальчишки в зале захотели стать летчиками. Всех желающих тогда он пригласил к себе, на аэродром, чтобы совершить первый шаг в небо: прокатиться на дельталете. Пригласил и меня, там мы и познакомились поближе.

Итак, что же такое сверхлегкая авиация? Оказывается, это понятие объединяет летательные аппараты, максимальная взлетная масса которых не превышает 495 кг и скорость которых меньше 65 км/ч.

Понятие «сверхлёгкая авиация» появилось в России (это исключительно русское определеление, в Европе и США сверхлегкой авиации нет) не так давно — в конце 80-х — начале 90-х годов — с целью объединения в единую группу появившихся тогда новых летательных аппаратов и соответствующих им видов спорта: мотодельтапланов и микросамолётов — дельталётный спорт, парапланов — парапланерный спорт. В сверхлекгую авицию входят дельтапланы, парапланы, дельталеты, небольшие вертолеты и самолеты. А вот парашюты, воздушные шары и аэростаты, а также модели летательных аппаратов к сверхлёгкой авиации не относятся.

На аэродроме в Нечаевке (около тридцати километров от черты города) Вадим Максименко вместе с другими членами клуба «Академия-авиа» — одного из крупнейших клубов, входящих в федерацию сверхлегкой авиации — ежедневно проводит полеты на дельталетах. Дельталеты — это сверхлегкие летатальные аппараты, похожие на трехколесный мотоцикл с крыльями, в общем-то, их второе название так и звучит: мотодельтаплан.

Аэродром этот когда-то был действующим. Здесь заправляли и взлетали самолеты, обрабатывающие близлежащие поля. Потом он оказался заброшенным, и больше десятка лет назад аэродром облюбовал клуб «Академия-авиа». Сейчас это место не так-то просто найти без карты. Вокруг полуразрушенной взлетной полосы — сорняки. И накатанная дорога: дельталеты взлетают не по асфальтовой дороге, а по грунтовке.

Но Вадим Николаевич надеется, что когда-нибудь это место станет любимо жителями всей области. Он мечтает сделать там центр свехлегкой авиации, интересный всем, от мала до велика.

— Здесь можно было бы сделать класс авиамоделирования для детей. Здесь построить ангар для самолетов. Здесь обустроить места для отдыха, — взахлеб рассказывает он о своих мечтах и планах.

Слушая его веришь в то, что все получится, потому что, кроме идей, в нем полно энергии и энтузиазма. Переполнены ими и его товарищи по команде: генерал-майор в отставке, бывший начальник штаба ПВО Дальневосточного округа Виктор Гарбузенко, боевой летчик, участник войны в Афганистане Александр Кузуб, инженер ВВС Геннадий Мигунов и многие другие, люди, по-настоящему больные небом и готовые распространять эту поистине прекрасную болезнь на всех вокруг.

Сейчас на аэродроме готовят пилотов дельталета (каждый год до десяти человек) и поднимают в небо на двухместном мотодельтаплане всех, кто мечтает о высоте. Каждого, кто хотя бы раз поднялся на дельталете к облакам, принимают в клуб свехлегкой авиации. С недавних пор я тоже — член этого клуба.

И с высоты вам шлем привет

Для полета на мотодельтаплане не нужно никакой особенной подготовки. Нужно, чтобы вам было от 14 лет и выше (пилоты говорят, что порой к ним приезжают дедушки даже старше семидесяти). Нужно, чтобы вы были здоровы. Медкомиссию прохожу за несколько секунд:

— Со здровьем все в порядке?

— Да!

Далее — экипировка. Не нужно забывать, что мотодельтаплан — не вертолет. Здесь вы сидите не в уютной кабинке, а на сиденье, в котором придется лететь на приличной скорости. Поэтому мне, непредусмотрительному пассажиру, выдают летную куртку. У меня на плече — эмблема клуба, а на груди красуется надпись: «Пилот-инструктор Рязанцев А. В.»

Шлем — без него нельзя. Очки — без них тоже нельзя, это я поняла позже. А вот вопрос о том, брать ли фотоаппарат, долго оставался спорным. В случае, если я его не удержу, фотоаппарат может попасть в винт дельталета, что гораздо страшнее, чем просто то, что я лишусь техники. Кроме того, по словам пилотов, большинство новичков, как правило, под впечатлением от полета напрочь забывают о том, что нужно снимать (Вадим Николаевич во время нашего полета несколько раз оборачивался, напоминая).

Со мной летит сам глава федерации сверхлегкой авиации Вадим Максименко. Ну хорошо, так совсем не страшно.

Команада «от винта», и... Вся машина начинает вибрировать, меня вжимает в спинку, дельталет болтает, как челнок в шторм, аппарат, делая круг по полю, идет на взлет.

Видимо, для того, чтобы показать мне все способности своей «ласточки», Вадим Николаевич выписывает в небе кренделя: мы то взлетаем к облакам, то резко пикируем вниз, то летим, накренясь, отчего возникает ощущение, что мы вот-вот скатимся. Скорость тоже «пляшет». Мы, будто вертолет, зависаем в воздухе, то летим быстрее ветра. Я никогда не каталась на американских горках, но, думаю, это те же ощущения.

Первые полминуты — страшно. Потом не просто привыкаешь — растворяешься в воздухе и на птиц смотришь как на своих, а с интересом смотрящим снизу рыбакам хочется показать язык, мол, завидуйте, пешеходы.

Внизу — сочно-зеленые поля, изрезанные пыльными дорогами, курчавые деревья, овраги, зеркальный пруд. Спускаемся к пруду. Опытный пилот пролетает над ним так низко, что я могу кончиком пальца зацепить кромку воды, оставив на спокойной глади взволнованные круги. И снова взлетаем наперегонки с серой цаплей.

Мы кружим над Нечаевкой минут пятнадцать (а кажется — вечность). Напоследок поднимаемся на двухсотметровую высоту и окидываем взглядом даль. Двести метров — максимально разрешенная высота для полетов. По техническим характеристикам дельталет может подниматься на триста-четыреста метров, говорят, какой-то отчаянный пилот поднимался на четыре тысячи. Но там холодно и неинтересно.

После приземления возникает странное ощущение. Только что твою голову прижимало к корпусу дельталета так, что порой невозможно было смотреть по сторонам — только вперед, а щеки развевало на ветру, как в детских мультфильмах, а теперь все как обычно. Будто внезапно выросшие крылья отрезали. И снова хочется вверх, в высоту. Вот такая она, болезнь небом.

Пилоты с улыбкой выслушивают мои восторги и смотрят на мою неровную походку. У них таких, как я, много, и на всех первый полет оказывает неизгладимое впечталение.

У членов федерации сверхлегкой авиации еще много планов, помимо обустройства старого аэродрома. К примеру, они хотят заняться воздушным туризмом. И проводить благотворительные фестивали (первый должен состояться уже в этом году). И прививать все большему и большему количеству людей любовь к прекрасному и бескрайному небу. Заражать их болезнью, которая неизлечима.

Автор фото: 

Рейтинг статьи: 

Average: 10 (2 votes)