Первый русский консул в Иерусалиме

Номер: 

Рубрика: 

Забытые имена

Удивительная судьба белгородского дворянина XIX века

Известно немало имен наших земляков, которые вписаны в историю Отечества. Мы помним их, городимся, чтим труды. Но, к сожалению, есть еще незаслуженно забытые, ушедшие в небытие достойные представители нашего края. Один из них — Владимир Ипполитович Дорогобужинов, первый русский консул в Иерусалиме.

Родоначальником белгородского дворянского рода Дорогобужиновых, вероятно, следует считать упоминаемого в первой петровской ревизии 1719 года, живущего в Белгороде «посадского человека» Степана Савельевича Дорогобужинова, торговавшего «москательным товаром». В Белгородском уезде в эту же ревизию отмечено, что у «деревни Песок, что у Выродовой мельницы, приход в город к Михайлу Архангелу... дворы, построенные для скота», одним из которых является «двор посадского человека Степана Дорогобужинова», купленный для огорода. Видимо, эти дворы и положили начало сельцу Разуменскому, с течением времени поменявшему свое название на хутор Дорогобужинов.

При проведении четвертой ревизии в 1782 году в сельце Разуменском уже постоянно проживал внук Степана — Александр Иванович Дорогобужинов, подпоручик артиллерии, владеющий крепостными крестьянами, он, вероятно, первый получил дворянство за несение военной службы. Его сын Ипполит Александрович имел звание штабс-капитана, был участником Отечественной войны 1812 года, награжден орденом Святой Анны ІІІ степени, в отставке был исправником в Белгородском земском суде. Он вместе с семьей в 1846 году постоянно жил на хуторе Дорогобужинов, имел 75 дворовых людей — 38 мужчин и 37 женщин и семь крестьянских дворов — 77 душ обоих полов. Это первое известное нам документальное упоминание хутора Дорогобужинов. Дети Ипполита Александровича — сын Владимир, дочери Антонина и Александра.

На Святой Земле

Владимир Ипполитович Дорогобужинов родился в 1822 году, окончил юридический факультет Харьковского университета, в который поступил в 1838 году. После учебы служил в должности чиновника по особым поручениям Морского министерства. Он участвовал в Крымской войне (1853-1856 гг.), отвечая в 1855 году за организацию морских госпиталей в Николаеве и размещение раненых моряков, поступавших из Севастополя. Заведовать этими госпиталями был назначен его коллега и друг Борис Павлович Мансуров.

После поражения России в Крымской войне и заключения мирного Парижского договора Черное море было объявлено нейтральными водами, Российской империи было запрещено дислоцировать там военный флот. Внешнеполитическая деятельность страны на Востоке была поставлена под угрозу, предстояло найти такую ее форму, которая в этих тяжелых условиях позволила бы удерживать там свое влияние и гарантировала свободное плавание русских судов.

Решать эту сложную задачу одновременно взялись два российских ведомства — Министерство иностранных дел и Морское министерство, последнее возглавлял великий князь Константин Николаевич. Один из таких проектов — создание летом 1856 года Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ), основная деятельность которого предполагала торговое судоходство на Черном море. В действительности создание общества преследовало и иные цели: присутствие хотя бы торговых пароходов на море, сохранение кадров военных моряков, развитие внешней и внутренней торговли юга России и многое другое. Но прежде всего, по словам самого учредителя великого князя, была «еще другая высшая цель, состоящая в содействии общества коренному русскому православному населению империи для удовлетворения духовной потребности оного, которая с давних лет ежегодно влечет православных поклонников к Гробу Господню и святым местам Палестины». Посещение святых мест Иерусалима для русского православного человека всегда считалось духовным подвигом. Ежегодно для этих целей тысячи людей устремлялись на восток, более года пребывая в пути, испытывая многие неудобства и лишения.

По поручению великого князя Константина Николаевича для осуществления деятельности Общества при организации перевозок паломников к святым местам Палестины был направлен Б. П. Мансуров для собирания необходимых сведений. Он чрезвычайно ответственно отнесся к своему поручению и в итоге составил подробный отчет, указав в нем о «страшной невыгодности» нашего положения по сравнению с положением французов и англичан на Святой Земле. По его мнению, следовало «привести наше вмешательство на Востоке в такую неполитическую форму, которая бы обезоружила наших противников». В Морском министерстве в 1856 году был сформирован «Иерусалимский проект», в рамках которого русское паломничество на Святую Землю и покровительство ему со стороны государства впервые приобрело статус инструмента внешнеполитического влияния России. За короткий срок была проделана огромная работа: открыто консульство в Иерусалиме, приобретены земельные участки, созданы паломнические приюты, организована доставка и обслуживание паломников из России.

По протекции Мансурова в 1858 году наш земляк Владимир Ипполитович Дорогобужинов получил назначение на должность первого русского консула в Иерусалиме. Он был обязан поддерживать прямые отношения с турецкими властями и консулами других иностранных государств, осуществлять надзор за русскими паломниками, оказывая им необходимое содействие. В 1858–1859 годах он непосредственно занимался покупкой и оформлением земельных участков в Иерусалиме и его окрестностях. Для строительства постоянного здания консульства Владимиром Ипполитовичем был приобретен участок земли для планируемого будущего Российского императорского консульства в старом городе Иерусалима, недалеко от храма Гроба Господня. Однако при освоении участка были обнаружены археологические древности и Порог Судных Врат. Ввиду этих событий место впоследствии было передано в ведение Императорского православного палестинского общества, где построено Александровское подворье.

Осенью 1859 года Дорогобужинов организовал подготовительные работы по строительству русских странноприимных заведений на участке близ Яффских ворот Святого Града. А в 1860 году началось строительство первого масштабного архитектурного ансамбля за стенами старого города. В том же году Владимир Ипполитович был вынужден просить увольнения от службы, причиной этому стал конфликт с начальником Русской духовной миссии в Иерусалиме. После продолжительного лечения за границей с 1861 года вновь зачислен в штат Морского министерства на прежнюю должность чиновника по особым поручениям.

Костромской губернатор

Дальнейшая карьера его строится успешно — с декабря 1866 года по март 1878-го он исполнял должность губернатора Костромской губернии, являлся членом Совета Министерства внутренних дел. При несении государственной гражданской службы достиг высшей ее ступени — чина тайного советника. В бытность костромским губернатором Дорогобужинов написал книжку для народа «О том, как костромской крестьянин Ив. Сусанин положил жизнь за царя», внеся свой вклад в популяризацию простого русского человека, ставшего национальным героем. До этого он уже занимался такого рода деятельностью — написал труды «О пробном введении морской записи в Прибалтийском крае» в 1861 году и «О торговом мореплавании во Франции» в 1863-м.

После реформы 1861 года Дорогобужиновы продолжали владеть землями хутора Дорогобужинов Белгородского уезда, входившего в приход Христорождественской церкви села Разумное. Владимир Ипполитович владел помимо этого водяной мельницей о шести мукомольных поставах на реке Разумной. В 1871 году Белгородское земское собрание избрало костромского губернатора Дорогобужинова почетным мировым судьей Белгородского уезда. В ответ на это он направил «письмо с благодарностью», которое было зачитано 8 октября 1871 года на земском собрании.

Воспитатель и меценат

Сестра его Антонина вышла замуж за графа Филиппа Доррера. Единственный ребенок от этого брака — Владимир, имя которого широко известно за пределами нашего края. Граф Владимир Филиппович Доррер — камергер двора Его Императорского Величества, член Государственной думы, Курский губернский предводитель дворянства. В документах не встречается сведений о семейном положении Владимира Ипполитовича, по всей видимости, он был холост и своих детей не имел. Он принимал большое участие в воспитании своего единственного племянника, так как его отец скончался вскоре после его рождения. Вероятно, формирование незаурядной личности Владимира Доррера складывалось в значительной степени под влиянием В. Дорогобужинова.

После выхода в отставку Владимир Дорогобужинов не забывал свою малую родину и принимал участие в ее жизни. До сих пор сохранились воспоминания старожилов поселка Разумное о строительстве нового храма местным помещиком. Документальных подтверждений этому пока не обнаружено, но новая кирпичная церковь в селе Разумное, которая была переименована из Христорождественской в Свято-Николаевскую, была выстроена в 1884 году. В это же время были построены новая двухклассная школа и усыпальница Дорогобужиновых-Доррер. Эти годы совпадают с периодом выхода в отставку Дорогобужинова, поэтому, вероятно, именно он подарил своим землякам эти здания.

Владимир Ипполитович умер 24 июня (по старому стилю) 1888 года, отпет в Харькове, похоронен в родовой усыпальнице в Разумном. О чем свидетельствует запись в метрической книге Свято-Николаевской церкви. К сожалению, трагические события истории нашей страны и безжалостное время стерли с лица земли усыпальницу Дорогобужиновых-Доррер, Свято-Николаевскую церковь и память о Владимире Дорогобужинове.

Елена Кривцова,
Олег Бавыкин

На фото: Владимир Дорогобужинов второй слева в нижнем ряду.

Рейтинг статьи: 

Average: 10 (1 vote)